Блог Натальи Поздняковой

Что делать, если вы подозреваете нарушения в развитии у ребенка подруги?

Несколько человек написали мне в личные сообщения вопрос... Что делать, если вы подозреваете у ребенка подруги проблемы в развитии, а подруга в упор ничего не видит?

Есть такой фактор — готовность матери признать, что у ребенка могут быть проблемы. И пока этой готовности нет, все ваши предложения посетить врача улетят в трубу. Мы живем в мире, где очень распространена гипердиагностика. Особенно, в обычной детской поликлинике. Где неврологи склонны остро реагировать на любое незначительное отставание детей от «нормы», на любой незначительный тонус и любые жалобы.

girlfriends-2213259_640

Когда ребенок немного не вписывается в «норму» — это не катастрофа. И мамы учатся отсеивать разнообразные выводы о «ненормальности» их ребенка. Я четко помню, как еще в первую беременность врачи охали на каждом шагу: то скрининг показал высокий риск Синдрома Дауна, то анализы немного не такие, то ребенок низко расположен. Я тогда воспринимала все это на полном серьезе, переживала, боялась. А потом поняла, что если врач не требует, чтоб ты немедленно легла в больницу, а просто охает — все нормально.

Несмотря на запугивания врачей, Лиза родилась в 40 недель и была здорова. Однако, неврологи на плановых приемах всегда находили к чему «придраться». Притом иногда говорили такие вещи, которые сейчас меня бы насторожили, но тогда я уже устала от бесконечных охов, многое пропускала мимо ушей — и правильно.

Например, в месяц Лизы невролог сказала, что Лиза очень слабенькая, как будто недоношенная (сейчас я думаю, что она просто была уставшая, не хотела опираться ножками, и вела себя не так, как дома). В полгода что-то отмечали про тонус, и опять — про слабые мышцы живота. И так далее. При этом Лиза с 6 месяцев активно ползала, а с 9 месяцев — бегала. И никаких реальных отставаний в развитии у нее никогда не было.

Поэтому с появлением Леши я очень скептически относилась к подозрениям на отставания в развитии. Да, я не спорила с какими-то серьезными диагнозами и заявлениями. Сразу после родов мне заявили, что Леше нужна операция. Я не отсеивала эту информацию, приняла всерьез, переживала из-за этого несколько месяцев. Но просто подозрения на отклонения в развитии пролетали мимо меня.

В первый год жизни было две ситуации, когда мне намекали на идею найти хорошего невролога. Но я пропустила это мимо ушей. Первая ситуация — в гостях мы встретились с женщиной, мамой взрослого «особого» ребенка. Как потом выяснилось, эта женщина сразу заметила, что с Лешей не все в порядке по его взгляду, реакциям, движениям. Но высказала только небольшие намеки на неврологов, которые я быстро отмела и забыла.

Вторая ситуация — ко мне приходила знакомая, которая является специалистом по уходу и развитию малышей. Я обратилась к ней с жалобой — Леша в 6 месяцев категорически не слезает с рук. Я думала, может, я делаю что-то не так?

Эта знакомая обратила внимание, что Леша при плаче интенсивно трясет руками и подбородком. И порекомендовала найти хорошего невролога. Но я не придала этому значения.

И самое смешное... Проблемы у Леши активно видел мой муж! Обычно в семьях противоположная ситуация, мужья считают все диагнозы надуманными. Но мой супруг еще до года Леши начал говорить, что с малышом что-то не так. В год сына супруг уже был абсолютно уверен в наличии каких-то проблем. А когда к двум годам пошли диагнозы от врачей, он ответил: «Я же тебе говорил!»

paper-boat-2270314_640

А я была совершенно уверена в том, что все в порядке. Какие-то небольшие отставания и особенности — это потому что Леша мальчик, потому что все дети разные, потому что каждый движется в своем темпе, и потому что у Леши такой характер.

Я всерьез задумалась только после слов подруги в 1,9 сына. И то, только потому, что здесь сошлись несколько условий:

  • я уже сама начала что-то подозревать и замечать;
  • эта подруга была для меня авторитетом;
  • у подруги был «особый» ребенок, и она знала, о чем говорила.

Поэтому если человек не готов к мысли о том, что у малыша могут быть проблемы, до него очень сложно что-то донести со стороны. Особенно, если вы не врач.

Более того, если бы я просто пришла в 1,9 сына к тому же неврологу, не имея внутри никаких подозрений... Эта встреча ничего не изменила бы в моей жизни. Во-первых, я не рассказала бы ничего подозрительного тому неврологу (потому что сама не считала бы это подозрительным). Во-вторых, невролог не мог бы сформулировать проблему, мог только высказать претензии к отсутствию речи и к «незрелой нервной системе», которую видно издалека. В-третьих, когда Леша стал бы игнорировать все тесты, это можно было бы списать на застенчивость или «характер». В-четвертых, даже если бы невролог указал на задержку развития, я бы не придала этому значения. Мальчики позже развиваются. А вон Вася в четыре года заговорил!

Так что, здесь все очень непросто. И если вам кажется, что подруге надо сводить сына к неврологу, вы рискуете просто испортить отношения. Я бы рекомендовала быть очень аккуратной, чтоб не наткнуться на сопротивление. Можно рассказывать истории, которые вы от кого-то слышали — просто рассказывать, без каких-либо намеков. Говорить, как вы читали про ребенка с такими-то диагнозами. Пересказывать чужие истории. Но не ожидая ничего от подруги.

Если она готова, и если вы в достаточно близких отношениях — она будет обсуждать с вами эту тему. Если не готова — оставьте ее в покое. Если у ребенка действительно что-то не так, рано или поздно это станет известно. И тогда вы сможете сделать самое ценное — дать ей поддержку.

Не советы, не упреки, не обещания, что «все будет хорошо», а просто выслушивать, выслушивать, выслушивать. Это тоже особое искусство, я писала про это в статье «Как общаться с мамами особых детей» (можно найти в поиске на моем сайте).

Очень редко, у кого находится человек, готовый просто выслушивать. Это огромное везение!

Желаю вам здоровья!

Оставить коментарий
:p :-p 8) 8-) :lol: =( :( :-( :8 ;) ;-) :(( :o: :smile1: :smile2: :smile3: :smile4:
Блог Натальи Поздняковой с 2013 года.
При копировании материалов не забывайте указывать первоисточник.