Блог Натальи Поздняковой

Что такое АВА-терапия?

«Идет работа!» От этой книги я в непередаваемом восторге. Ощущение, что это то, что я давно искала. Здесь очень хорошо раскрывается, что такое АВА-терапия, и даются подробные программы для работы с «особыми» детьми.

ncmUs8npvtA

Я изучала информацию по АВА еще год назад, прочитала пару книжек и отвергла, так как это выглядело дрессировкой и жесткой манипуляцией. На видео — педагог давал ребенку куски печенья за каждое выполненное задание. В книжках сухо описывалось, как формируется поведение, и как можно менять поведение детей, добиваясь своего.

Но недавно моя подруга стала рассказывать мне об успехах своего ребенка после АВА. Более того, она стала меня уверять, что АВА — это совсем не дрессировка, как в цирке, где животные выполняют финты за еду! Она отправила мне множество видео, где я увидела прекрасную работу АВА-терапистов. И там вообще не было еды!! И вообще не было никаких манипуляций! Просто четкая позитивная качественная работа, в которой ребенка стараются заинтересовать и подбодрить. Например, вот в этом видео —

 

В какой-то момент я поняла, что хочу лучше изучить принципы АВА и понять, что это такое. И тогда я решилась купить эту книгу, несмотря на ее внушительную цену. Я совсем не пожалела!

Что дала мне эта книга? Во-первых, я поняла, что АВА — это НЕ про дрессировку! И если где-то это превращается в дрессировку, это проблема не АВА, а конкретного тераписта! Здесь, как и кругом, очень важен уровень педагога. В АВА используются пищевые подкрепители (когда детям дают кусочки еды в качестве поощрения), но это делается далеко не со всеми детьми, и только на начальном этапе!

Суть же в том, что обычные дети всегда получают стимул для развития в виде «социальных подкреплений» — улыбки мамы, похвалы, одобрительного взгляда, радостного восклицания. Мы все постоянно даем малышам (и не только малышам) такие поощрения, которые являются своеобразной обратной связью. Представьте, если бы мама всегда была холодной, равнодушной, абсолютно неэмоциональной. Общалась бы с ребенком строго в официальном тоне, как робот. Как вы думаете, хорошо бы развивался такой ребенок?

Так вот, некоторые дети плохо чувствительны к социальным подкреплениям. Они их хуже воспринимают. Обычно, у таких детей видят «аутический спектр». Разумеется, в аутический спектр входит не только это, здесь все не так просто, и врачи сами между собой еще не договорились, что считать аутизмом, а что — просто особенностями ребенка.

Но факт в том, что если ребенок плохо восприимчив к поощрениям, не обращает внимания на эмоциональные тонкости вроде улыбки и радости мамы и т.п. — ему сложнее развиваться и общаться. Я вот это четко вижу у Леши. Ему абсолютно все равно, молодец он или не молодец. И ради твоего одобрения он не станет даже ходить в туалет. Это — интересная и сложная тема, Леша внутренне очень свободный...

Леше вообще не приходит в голову, что надо добиваться любви мамы, что надо кому-то нравиться и т.п. Если кто-то недоволен тем, что Леша наделал лужу посреди комнаты — это не проблемы Леши. Это проблемы того, кто недоволен. Лешу не трогает ни твое расстройство, ни раздражение, ни злость. Он будто думает: «Что ж, ты выбираешь злиться — это твое дело. Ты имеешь право на свои эмоции. Злись, сколько захочешь. А я пошел...» 😂

Лешу сложно наказать, так как он почти ни к чему не привязан. И еще понимает речь не на том уровне, чтоб объяснить ему сложную причинно-следственную связь. Лешу можно только напугать, но это грозит множеством побочных эффектов.

Помню, как Леша больше года каждый день выливал воду из своего стакана на пол. Просил пить воду — мы давали ему стакан — он немного пил, а остальное выливал. Я пробовала разные реакции. Пробовала игнорировать. Пробовала ругать. Пробовала расстраиваться. Пробовала удивляться. Пугаться. И даже радоваться (один специалист порекомендовал начать радостно восклицать при этом: «Вау! Как здорово! Давай еще лей! Лей еще! Лей сильнее!») Леша не обращал внимания на мои эмоции. Хоть радовалась я, хоть злилась, хоть игнорировала. Ему было все равно. Он продожал лить воду примерно год.

Когда ребенок не замечает всех тонкостей наших эмоций, это влияет и на развитие (незачем напрягаться), и на желание общаться. Общение — это сложный процесс, когда мы должны воспринимать сразу много таких нюансов. И тогда это нам интересно, это приносит удовольствие. А если всего этого пласта почти нет... Зачем общаться? Ради чего? Остается только функциональное общение (когда мне нужно что-то получить от человека) и монологи.

Так вот... АВА пытается работать с детьми, учитывая именно эту особенность. Она работает и с «тяжелыми» детьми, и с теми, кто почти в норме. В АВА-терапии специалист дает ребенку те подкрепления, которые он может воспринимать. В сложных случаях — это только любимая еда. В более простых случаях — это просто более яркое выражение эмоций, щекотка, любимые занятия, массаж, подбрасывания и что-то еще. АВА пытается создать диалог. Когда ребенок делает шаг вперед, и терапист делает шаг вперед. Ребенок делает что-то хорошее — и терапист делает что-то хорошее. Это — обратная связь, ответ ребенку на его языке. В книге «Идет работа!» четко прописано, что тераписту нельзя подкупать ребенка и заранее говорить «Скажи А — дам конфету» или угрожать «Не скажешь А — не дам конфету». Подкрепления должны быть без каких-то обещаний и явных манипуляций, просто как ответ, как радость тераписта. Здесь есть целая система — как часто давать подкрепления и какие (на разные ситуации — разные), как постепенно уменьшать подкрепления (их обязательно надо уменьшать) и т.п.

Более того, здесь создана целая система — как переводить ребенка на более слабые подкрепления и постепенно научить воспринимать естественные подкрепления, которые все люди дают друг другу в процессе общения. Как сделать так, чтоб слово «молодец» было равно для малыша крошке пряника. Как сделать так, чтоб похвала ассоциировалась у детей с радостью от крошки любимой еды.

Кроме понимания сути АВА и представлении о методе работе с Лешей, книга «Идет работа!» дала мне конкретные схемы. Конкретные программы. Например, я поняла, что сначала надо учить Лешу не цветам и не словам. Сначала надо учить выполнять инструкции. Реагировать на просьбы. Отзываться на имя. И повторять за мной простые действия (невербальной имитации).

Реакция на инструкции — это особая тема. Я раньше плохо понимала, насколько это важно. У Леши нет привычки делать то, что ему говорят, даже если ему это несложно. Например, он не будет реагировать на слова типа «подойди ко мне», если только не будет абсолютно уверен, что ему сейчас дадут что-то ценное. На улице его можно остановить только конкретным криком: «Леша! Стой! Машина!» (к счастью, машин боится) А заниматься с ним очень непросто, так как он делает только то, что ему очень интересно, и надо лезть из кожи вон, чтоб он откликнулся на твои упражнения.

И прежде чем учить цветам и всему остальному, надо вызвать интерес к выполнению простых инструкций. Пока что Леша слышит то, что ему говоришь, но не воспринимает это на свой счет. И не видит никаких причин открыть коробку по твоей просьбе, дать тебе нужную карточку или приклеить наклейку в нужное место.

Также мне было ценно узнать о других программах, описанных в книге. В каком порядке лучше учить какие понятия. Какие вопросы надо освоить в первую очередь. Как развивать диалог. И другое.

Еще хочу добавить, что в АВА нет наказаний, только поощрения. И на нежелательное поведение терапист старается не проявлять никаких эмоций, игнорировать, а не наказывать. И наказанием можно назвать только отсутствие поощрений.

В книге «Идет работа!» немного написано о том, как учить детей справляться с фрустацией. Именно справляться! Правда, здесь мне все же не хватило информации. Буду продолжать изучать эту тему!

Желаю всем счастья и здоровья!

Оставить коментарий
:p :-p 8) 8-) :lol: =( :( :-( :8 ;) ;-) :(( :o: :smile1: :smile2: :smile3: :smile4:
Блог Натальи Поздняковой с 2013 года.
При копировании материалов не забывайте указывать первоисточник.