Блог Натальи Поздняковой

Должны ли мамы избавлять детей от страданий?

Все-таки, под конец мы не смогли обойтись без приключений. Вчера ездили с Лешей в инфекционную больницу по скорой. С подозрением на пневмонию. Бедный Леша, 4-5 дней категорически не ходил купаться в море, потом два дня все же купался... И слег с температурой, кашлем, хрипами и свистами, и сильной одышкой.

И конечно, болезни на курорте — это противно, так как рядом нет врачей. Только сомнительная инфекционная больница. Куда нас быстро доставила бригада скорой помощи, послушав легкие сына.

door-349807_640

К счастью, в больнице пневмонию исключили. Даже рентген не заставили делать. Но уговаривали на госпитализацию — с диагнозом «острый обструктивный бронхит». После процедур в больнице Леше стало значительно лучше, и я все-таки написала отказ — и мы уехали.

Лечение в больнице нам назначили дикое. Но проблема в том, что в Туапсе не знаешь адекватных врачей. Супруг попытался найти по интернету платного педиатра, но ничего не вышло. По найденным телефонам предлагали приехать завтра или послезавтра. Никто не мог принять сегодня. И не было доверия ни к кому из этих неизвестных педиатров...

Поэтому стали следовать тому лечению, которое назначили. Пневмония нам здесь точно не нужна.

Конечно, больница была для Леши диким стрессом. Там каждая простая процедура сопровождалась истерикой, сына должны были держать несколько человек... При уколе в попу Леша так вырывался, что у медсестры сломалась игла. И до сих пор на попе место укола — синяк с кровоподтеком. И даже без процедур в ожидании распоряжений врача (а там все двигалось очень медленно) у Леши тоже были истерики.

В итоге температуры у сына сегодня не было, но во время сна — крики. Спит и постоянно вскакивает с какими-то восклицаниями типа «где папа?!», «где мама?!», «хочу гулять!!» Но выяснили сегодня, что сознательно он ВООБЩЕ НЕ ПОМНИТ ничего, что было вчера! Не помнит, что мы куда-то ездили, не помнит про уколы, совсем ничего не помнит!

Удивительное свойство его памяти!

Раньше мне гораздо тяжелее давались врачебные манипуляции с детьми. У меня было ощущение, что я должна избавлять детей от страданий, обеспечивать им защиту от какого-то внешнего насилия. Что я предаю детей, если помогаю медсестре держать их во время укола.

hospital-1802680_640

Но потом я поняла, что я не должна обеспечить детям идеальную жизнь без стрессов. Это невозможно. И у меня нет такой обязанности. Конечно, когда есть выбор — можно выбрать более щадящий вариант для детей. Но иногда выбора нет. Например, когда есть основания для каких-то неприятных медицинских процедур. И у нас только два выхода: продолжать считать, что я должна избавить детей от страданий, обрастать чувством вины из-за того, что мы вынуждены заставлять малышей сдавать анализы или терпеть уколы. Считать себя ужасной матерью, самой быть от этого в подавленном состоянии, опустошаться и рыдать...

Или... Принять тот факт, что иногда детям приходится сталкиваться со страданиями. И вы не обязаны избавлять детей от всех бед. Есть вещи, которые мы не можем изменить. И даже маленькие невинные дети вынуждены страдать — кто-то больше, кто-то меньше... Но полностью избежать этого — нельзя.

Дети регулярно проходят через серьезные стрессы. Получают психологические травмы. Это нормально. Если мы можем чего-то избежать — мы это делаем. Если же объективно не можем — остается либо страдать самой, либо принять этот факт.

Есть важный нюанс. Обратите внимание, когда от вас больше пользы? Когда вы сами страдаете вместе с малышом, рыдаете и опустошаете себя, погружаетесь в чувство вины? Или когда вы просто принимаете факт того, что малышу сейчас придется вытерпеть укол. Когда вы не терзаетесь от этого, можете просто спокойно держать малыша без идей о том, что всего этого не должно быть.

Во втором случае малышу легче. Как это не абсурдно, но от нас гораздо больше пользы, когда мы не воспринимаем страдания детей, как вселенскую трагедию. В этом состоянии мы спокойнее, адекватнее. Мы можем принимать обдуманные решения, а не действовать под влиянием эмоций. В этом состоянии мы не тратим силы даром, у нас больше ресурсов, чтобы успокоить и пожалеть малыша после неприятной процедуры. И когда мы достаточно спокойны, малышу проще успокоиться. Он получает от нас посыл — «все хорошо, ты в безопасности».

Худший вариант: когда ребенок в истерике и мама в истерике. И часто это происходит из-за убеждений вроде «дети не должны страдать», «страдания детей — это ужасно», «я не должна допускать их боли» и т.п. Но это не правда. Правда в том, что детям все равно приходится сталкиваться с разного рода болью, в которой участвуют их родители. Будь то анализы в поликлинике, госпитализация или адаптация к детскому саду.

Наша задача — включать разум. Менять то, что мы можем и должны изменить. И не страдать из-за того, что изменить невозможно. Да, здесь есть еще проблема: как определить, какие страдания необходимы? Соглашаться ли на госпитализацию? Делать ли уколы? Мы не можем знать все. Нам остается только принимать решения настолько верные, насколько это возможно при наших знаниях... И не убиваться из-за того, что мы — не всеведающий Господь, и можем совершить ошибку.

Желаю всем здоровья!

 

Оставить коментарий
:p :-p 8) 8-) :lol: =( :( :-( :8 ;) ;-) :(( :o: :smile1: :smile2: :smile3: :smile4:
Блог Натальи Поздняковой с 2013 года.
При копировании материалов не забывайте указывать первоисточник.