Блог Натальи Поздняковой

Наш подход к занятиям с Лешей

Мне иногда пишут в личные сообщения мамы, у которых у детей нашли аутизм или другие проблемы развития. Спрашивают про наш опыт и мое мнение.

Я не являюсь специалистом в этой сфере. Совсем-совсем. И я никогда не берусь никому давать советов. Но рассказать про наш опыт — могу. Это только наш опыт, только мое видение ситуации. Если оно не совпадает с вашим — ничего страшного, не слушайте меня. Если специалист, которому вы доверяете, говорит что-то другое — не слушайте меня. Я просто мама, у меня нет ни намека на профессионализм в этой сфере. Я могу профессионально работать с вашими эмоциями, с вашим отношением к проблеме. Но что касается стратегий помощи детям — здесь я только делюсь опытом.

1

Я не знаю, был (или есть?) у Леши аутизм. Мы были у двух психиатров — оба принимали в крупных государственных психо-неврологических центрах. Первый психиатр (из НПЦ ДПН) сказала, что аутизм однозначно есть. Вторая (из ПНД) — что аутизма однозначно нет. Еще два разных невролога из поликлиники выступили «за аутизм», и один частный невролог — «за ЗПР».

Первая психиатр считала, что аутизм определяется по множеству тонкостей взаимодействия у ребенка. А вторая на мой вопрос про аутизм ответила: «Если бы у него был аутизм — я бы вообще не могла до него достучаться!» Так что вот у двух психиатров крупных государственных центров, специализирующихся на таких проблемах, совершенно разные взгляды на диагностику и аутизм. Поэтому... Если вам ставят этот диагноз, а состояние ребенка — нетяжелое... Не слишком цепляйтесь к этому диагнозу. Граница между РАС и ЗПР в нашей стране — очень субъективная.

Поэтому я не сужу, есть ли у Леши аутизм, это просто слово. Но я знаю, что у него есть небольшие сложности в развитии, незрелость нервной системы и сложности с общением. С этим соглашаются абсолютно все специалисты.

Итак, что мы с этим делали и делаем?

Традиционный подход к таким проблемам — максимально убираем симптомы аутизма, а также максимально натаскиваем ребенка в развитии, чтоб он вышел в норму. Но мне все же ближе теория привязанности Ньюфелда и привычка воздействовать на причину, а не на симптомы.

И если говорить про аутистические черты, то по мнению Ньюфелда, это — лишь симптомы тревожного внутреннего состояния. Тревожность и гиперчувствительность принуждают ребенка создавать себе ощущение безопасности в ритуалах, проходить через фрустрацию с помощью аутостимуляций и стереотипных действий, это же состояние заметно сказывается на коммуникативных навыках. Разумеется, есть еще кое-что — специфическое мировосприятие, как корень аутизма. Но тревожность и гиперчувствительность усугубляют ситуацию и вызывают большинство симптомов.

Я не психиатр, чтоб гарантировать, что эта версия является правдой. Но в случае с Лешей я ощущаю это, как 100%-ное попадание. Его внутреннее состояние напрямую влияет на количество аутистических проявлений.

Леша был тревожным с рождения. Я много раз писала о том, как до года я постоянно носила его на руках. Как в 9 месяцев для меня было шоком, что он соглашался сидеть на полу только вплотную ко мне, и никакие игрушки, никакие открытые шкафы не могли заставить его отползти хоть несколько шагов от меня (несмотря на то, что он умел ползать).

До 3 лет Леша воспринимал от меня только физические прикосновения. Он ощущал себя в большей безопасности только у меня на руках или при кормлении грудью. В год сын слез с рук, и периодами мог хорошо играть сам, без меня. Но все равно до 3 лет я носила его на руках очень часто.

До 2,5 лет Леша много висел на груди. В какие-то кризисные периоды (а у него иногда кризисный период шел месяц, потом неделю-две спокойный период и снова кризис) он висел на груди час... Типичная ситуация — Леша 30 минут на груди, потом уходит и 20 минут спокойно играет, затем снова 30 минут на груди и т.д.

К 2,5 годам я наслушалась разных советчиков, решила сократить ГВ. И за два дня убрала дневные кормления. Довольно легко, через 2 дня сын все забыл и не просил больше ГВ. Но через две недели вдруг начали активно вылезать аутистические черты... Резко пошло то, чего никогда раньше не было! Стереотипные перекладывания, аутостимуляции, прям все симптомы аутизма, которые только можно было придумать! И вместе с ними — жуткие истерики. Когда у меня было только 5-10 секунд определить, в чем причина истерики (почти всегда причиной было — какой-то предмет лежит не на том месте), через 5-10 секунд Леша впадал в неадекватное состояние, его уже нельзя было ни понять, ни успокоить, он успокаивался в среднем минут через 30. И так — несколько раз в день.

Я в упор не видела связи с сокращением ГВ. Ведь сын никогда не просил снова грудь! Но его самочувствие было очень нервным, тревожным. Тогда он впервые начал неадекватно вести себя в транспорте (облизывать сиденья, поручни, пол, валяться под сиденьями метро), пошло множество таких проявлений, которых раньше никогда не было.

Через полтора месяца мы попали на прием к врачу, которая лечит гомеопатией и китайскими БАДами. В первые же дни приема препаратов пошло резкое улучшение. Сейчас я понимаю, что врач дала мощные успокоительные, которые были необходимы Леше. Истерики сократились до одного раза в неделю. Часть проблем сразу ушло. Но многое осталось.

А потом я вдруг решила снова предлагать ГВ днем. И с этого момента истерики ушли полностью, постепенно стали уходить и другие проявления. Через несколько месяцев никаких стереотипий, ритуалов и аутостимуляций не осталось.

Здесь было два ключевых момента:

  • у Леши внутри была какая-то сильная тревожность, сильная реакция на любой стресс;
  • Леша до 3 лет не воспринимал эмоции, для него имел смысл только физический контакт.

Поэтому единственным эффективным способом помочь Леше успокоиться было ГВ и ношение на руках. До 3 лет он не играл со мной, не напитывался от моих эмоций, ему нужно было только находиться верхом на мне. А когда сын успокаивался — у него уходила часть проблем, шло развитие. Когда успокоиться не получалось — начинались откаты. Я убеждалась в этом потом много раз. Каждая поездка на какой-то отдых сопровождалась ухудшением, откатом, после которых сын довольно долго восстанавливался.

Поэтому до 3 лет в кризисные периоды (это длилось примерно 1-4 недели) наш режим был примерно такой: Леша минут 30 висел на груди, потом 20 минут играл и снова минут 30 висел на груди. В совсем жестких случаях он висел на груди 2-3 часа подряд, но это было всего несколько раз. После кризисного периода наступал спокойный период (тоже где-то на 1-4 недели), когда сын мог редко вспоминать про ГВ, много играл и хорошо спал.

Советчики рекомендовали находить «другой способ справляться с фрустрацией». Но другого эффективного способа не было. Сын будто воспринимал все только на физическом уровне.

В 3 года завершили ГВ, снова пошло небольшое ухудшение, но его компенсировали нахождением на руках. Я просто сидела с сыном на диване примерно час и обнимала его. Леша не хотел ни играть со мной, ни общаться. Он просто сидел на руках, напитывался, а потом шел по своим делам. Минут через 30 снова подходил «подзаряжаться». В этот период я нередко готовила еду в эрго-рюкзаке, потому что домашние дела никто не отменял.

А ближе к 3,5 годам у Леши произошел мощный скачок — он начал напитываться эмоциями. Ему стало непринципиально, держу ли я его на руках. Вот уже несколько месяцев, как сын перестал сидеть у меня на коленях дольше пяти минут! При этом ему очень важна эмоциональная подпитка от меня, эмоциональная поддержка в стрессовых ситуациях. А стрессом для Леши может быть что угодно.

И теперь моя работа — постоянно поддерживать ощущение покоя и безопасности у сына своими словами и тоном голосами, спокойными прикосновениями, одобрением. Сейчас также бывают кризисные периоды и спокойные периоды. Но теперь разница не так заметна.

Итак, я для себя почерпнула, что в нашем случае (не тяжелом) очень важно направить все силы на создание чувства безопасности у ребенка. Чем Леша спокойнее — тем меньше нежелательных симптомов, тем лучше идет развитие, тем легче он контактирует с другими людьми. Поэтому я отказалась от коррекционного детского сада и от занятий, где есть принуждение.

Второй момент — развитие. Первые полгода после постановки диагнозов я пробовала максимум разных подходов. Как и все мамы, наверное. Традиционные дефектологи, специалисты альтернативной медицины... Не буду все перечислять. Скажу только, что для Леши от всего этого особо не было толку. И с 2,5 лет мы оставили только врача-гомеопата, про которую я говорила чуть выше.

Дефектологи сильно отличаются друг от друга. Есть просто дефектологи, а есть профессионалы нереально высокого уровня. Мы попадали на регулярные занятия только к «просто дефектологам» и это было бессмысленно. В 2 года Леша плохо удерживал внимание, занятия были крайне непродуктивными. И я для себя решила, что это — деньги на ветер.

Это не значит, что для вас будет то же самое. Надо пробовать и смотреть по ребенку. Но для Леши такой формат занятий был бесполезным. Во-первых, его идеальное занятие должно было длиться две минуты, а не сорок минут... Во-вторых, учить что-то два раза в неделю для сына — очень неэффективно.

Чтобы Леша что-то запомнил, нужно повторять это ему каждый день, а лучше — несколько раз в день. Так мы учили животных, так учим цвета и фигуры. Для того, чтобы в 2 года выучить корову или лошадь, нужно показывать эту картинку (только одну!!) каждый день (или несколько раз в день) примерно 3 недели. Затем можно переходить к следующему животному. И это все равно нужно делать самой. Если, конечно, не ставить занятия с дефектологом каждый день.

Леша мог заниматься в этом возрасте 2 минуты. Дальше уже было сплошное баловство. Помню, как я гордилась, когда довела занятие до 10 минут, вводя в него множество разноплановых заданий (это после 2,5 лет). Но 40 минут занятия — это просто деньги на ветер.

Еще один нюанс, из-за которого мы отказались от занятий у дефектолога — мы не нашли дефектолога, который учил бы реально важным вещам. В 2-2,5 года мне было совершенно неважно, знает ли Леша цвета, сколько он выучил животных. Это шло факультативно, это было непринципиально. Гораздо больше меня волновало, что сын плохо понимал речь! А еще — не умел просить, не понимал «да/нет», говорил слова наобум. Но никто не умел с этим работать.

Специалисты, у которых мы были, старались развивать активную речь Леши, что было неактуальным для нас (Леша легко повторял любые слова, как попугай, но смысл не запоминал). А также учили сортировать предметы, понятиям большой-маленький и т.п. Во всем этом в тот момент не было необходимости! Меня гораздо больше волновало, что Леша не умел показывать, чего он хочет. Просто стоял и орал. Не умел ответить на вопрос «Хочешь это?» — ни жестом, ни мимикой, ни словом. Просто стоял, как вкопанный и напряженно смотрел или орал. «Кивание» головой Леша, по-моему, до сих пор не освоил. А в 2-2,5 года все осложнялось тем, что он не только не умел говорить, но и не использовал никакие жесты!

По моим ощущениям, для занятий с такими малышами не нужно ничего сверхъестественного. У дефектологов Лешу постоянно просили собрать пирамидку, деревянные вкладыши и т.п. Но с таким же успехом я давала ему это дома. Не в формате занятий, а просто так. И он собирал просто так.

С таким же успехом мы учились сортировке дома. Не в формате занятий. И многое можно просто делать отдельно, не пытаясь всеми силами удержать внимание ребенка на 10 минут.

Сейчас Леше 3,5, заниматься стало несравнимо легче. И мы просто в течение дня вырезаем что-то из пособий по вырезанию, выполняем простые задания. Основное для обучения цветам — ежедневно раскрашиваем в тетрадях Кумон, выбирая мелки нужного цвета и называя. Красный, желтый, синий. Красный, желтый, синий...

И да, у меня нет задачи «вытащить в норму» любой ценой. Мне не принципиально, удастся ли «догнать» ровесников. Все равно массовая школа — однозначно не для Леши. Мне важно, чтоб сын рос максимально гармоничным, чтоб у него сохранился интерес к обучению, чтоб он научился общаться и справляться со стрессом. Его психологическое развитие (с которым тоже есть проблемы) для меня важнее интеллектуального.

И мне бы очень не хотелось, чтобы сын чувствовал себя каким-то не таким, которого нужно «вытягивать до нормы». Заниматься всем надо, и мы занимаемся. Но я не ставлю это в центр всей нашей жизни.

Напоследок еще раз повторяю, что я — не врач, и даже не дефектолог, и мои слова не могут быть авторитетными. Это только мой опыт и мой взгляд.

Желаю вашим детям здоровья!

Оставить коментарий
:p :-p 8) 8-) :lol: =( :( :-( :8 ;) ;-) :(( :o: :smile1: :smile2: :smile3: :smile4:
Блог Натальи Поздняковой с 2013 года.
При копировании материалов не забывайте указывать первоисточник.