Блог Натальи Поздняковой

Почему раздражает, когда дети не слушаются?

Проблема не в том, что ребенок не слушается. А в том, что мы ожидаем от него, что он будет слушаться. В том, что мы верим, что он должен слушаться, что он может просто взять и послушаться нас.

Я уже писала про это, но повторю еще раз... Даже взрослым сложно слушаться. Под «слушаться» я имею ввиду — делать то, чего не хочешь. Делать что-то вопреки своим чувствам и желаниям. Потому что «надо», потому что кто-то этого требует и т.п.

kittens-4020199_640

Даже взрослым очень тяжело включать силу воли. Посмотрите на свою жизнь... Легко ли вы делаете то, что надо, когда не хотите этого делать? Легко ли встаете с ребенком ночью, когда хочется спать? Легко ли принимаете какие-то ограничения материнства, изменение планов, необходимость убрать бардак после детей и т.п.?

Чем младше ребенок, тем сложнее ему слушаться. Для дошкольников это часто бывает непосильной задачей. У них сильнее эмоции и желания, чем у нас. И меньше осознанности, чтоб понять необходимость ограничений.

Нам кажется, что ребенок не слушается просто из-за своего каприза. Но каприз — это его сильное желание. Возможно, непонятное нам желание (например, желание играть определенной игрушкой). Но всегда ли ваши собственные желания понятны вашему мужу? Всегда ли все наши желания логичны, обоснованы?

Если ребенок не слушается — у него внутри есть что-то, с чем он не может справиться. Желание, страх, сильные эмоции, обида (когда ребенок просто решает назло вам не слушаться из обиды), потребность в самостоятельности, перевозбуждение, что-то еще... У детей может быть тысяча причин для непослушания.

И если малыш не слушается — это не катастрофа, пока мы не начинаем ставить все ставки на его послушание.

Представьте себе ситуацию, когда ребенок 3-4 лет бежит к дороге, мама кричит: «Стой! Стой! Стой!», а он не слушается и бежит дальше. Если мама верит, что он должен слушаться — она продолжает стоять и кричать, не оценивая ситуацию и надеясь на ребенка до последнего. Тогда как самым логичным было бы крикнуть 1-2 раза и, увидев отсутствие реакции ребенка, броситься самой догонять его, пока не поздно.

Примерно также мы себя ведем, когда пятьсот раз повторяем одно и то же, требуя послушания, вместо того, чтобы начать действовать.

Иногда стоит просто взять и унести ребенка с площадки, несмотря на его ор, вместо того, чтобы стоять рядом, кричать на него и раздражаться на его упрямое непослушание.

Иногда стоит перевести ситуацию в игру, чтоб добиться от малыша желаемого (например, помыть руки), а не раздражаться и десять раз давить на него, доводя себя до срыва.

Иногда стоит не водить ребенка туда, где опасно, и где он должен беспрекословно вас слушаться, пока он не станет старше и осознаннее.

Иногда стоит приучать ребенка гулять с вами только держась за руку, если ему свойственно убегать и не слушаться... Когда я перестаю ожидать от ребенка послушания, я начинаю брать ответственность на себя.

sasanka-4196464_640

Конечно, есть дети, которые действительно хорошо слушаются. Мы сейчас не про них. Там проблем не бывает. Мы сейчас о том, когда родители ожидают и требуют послушания от ребенка, который к этому не готов (или который слушается через раз).

Если у вас регулярно бывает стресс или раздражение из-за детского непослушания — это повод задуматься и начать что-то менять. Факт — ребенок сейчас не слушается. Можно пытаться заставить его что-то делать с помощью страха, наказаний, ультиматумов (это будет работать не со всеми детьми), но это вызывает кучу побочных эффектов, усиливает сопротивление ребенка, и ему еще меньше хочется вас слушаться. Он действует просто из страха, накапливая внутри напряжение, обиды и прочее.

Итак, факт — ребенку что-то мешает слушаться. Я могу злиться и требовать (что никак не решит внутреннюю проблему, а скорее — усугубит). А могу принять этот факт и действовать максимально адекватно. Когда я принимаю этот факт — я могу укреплять отношения, а не разрушать. Могу помогать малышу становиться более зрелым, а не уходить в обиды и сопротивление (подробнее я говорила в видео «Почему детям нужны ограничения?»). Могу обеспечивать безопасность детей и все необходимое, не создавая скандалов.

Повторю еще раз основное. Мы раздражаемся и срываемся не потому что ребенок не слушается. А потому что мы сами не принимаем его непослушание, потому что упорно ожидаем послушания, не хотим быть более гибкими.

Я хорошо прочувствовала это с Лешей. Леша до 3-3,5 лет не мог слушаться вообще. Вообще. Совсем. Даже там, где ему было несложно слушаться. Он никогда не делал того, что не хотел. И знаете, меня это вообще не раздражало! Я четко видела, что он не может слушаться (на него, кстати, совсем не влияли угрозы, подкупы, ультиматумы — он их не понимал до 3 лет). Надо еще добавить, что он средненько понимал речь, и договориться с ним было почти нереально. То есть, у меня не было ни одного способа заставить его слушаться.

Но был большой плюс — я знала это. И просто принимала этот факт. Это никогда не злило меня, у меня не было неприятия, я никогда не срывалась. Я просто брала и уносила сына куда-то. Просто спокойно (но с применением силы) забирала у сына запретный предмет, а потом жалела. Просто постоянно следила за ним. И не рассчитывала на то, что он будет слушаться.

Да, он плакал и сопротивлялся, когда ему не позволяли добиться желаемого. Но у меня не было внутри раздражения, я видела, что его эмоции — совершенно нормальны. Я могла просто сочувствовать ему, жалеть, но оставаться непреклонной.

После 3 лет Леша дозрел до послушания. Сейчас он очень послушный. Но все равно могут быть ситуации, когда ему очень хочется запретного. И он не может просто выбросить в окно свое желание из-за моего «нельзя». И я снова четко вижу, что в этой ситуации он не может слушаться. Когда может — он слушается. А сейчас он не в силах справиться со своими эмоциями. Это нормально.

Однако, когда Лиза была маленькой, я многого не понимала. В 2 года Лиза вполне неплохо слушалась. А в 3 года у нее начался период сильного противления (который часто называют «кризисом трех лет») — и она перестала слушаться. Стала делать все наоборот. И мне тогда сложно было понять очевидное — что внутри нее идут новые процессы, непозволяющие слушаться. Меня раздражало ее поведение. Я никак не могла увидеть, что мне пора перестроить свою схему общения с дочерью.

К 5 годам Лиза снова начала очень хорошо слушаться. Но и сейчас бывают ситуации, когда я вижу — внутри нее обида, противление или перевозбуждение, с которыми ей справиться слишком сложно! Я могу настоять на своем. Могу принять ее эмоции. Но мне необязательно, чтоб она меня слушалась.

Желаю вам гармоничного материнства!

Оставить коментарий
:p :-p 8) 8-) :lol: =( :( :-( :8 ;) ;-) :(( :o: :smile1: :smile2: :smile3: :smile4:
Блог Натальи Поздняковой с 2013 года.
При копировании материалов не забывайте указывать первоисточник.