Блог Натальи Поздняковой

Проживание потери. Глава 13

Глава 13.

У нас принято ругать государственные роддома и персонал, который там работает. Я часто слышу, как женщины обвиняют врачей со словами: «Мы для них — конвеер! Им нет до нас дела!»

Я провела в предродовой палате чуть меньше суток — как наблюдатель. Сюда попадают только те, кто рожает бесплатно, по ОМС. И у меня было два открытия.

Первое: это и правда конвеер. Одна ушла, другая пришла, одна ушла, другая пришла. Первые несколько часов я обращала внимание на рожающих женщин, а через полдня уже перестала различать их лица... Для меня все слились в один бесконечный поток. Многим женщинам кажется, что это только им сложно рожать, что у них какой-то особенный уникальный случай. Но всего час назад на этой же кровати была другая женщина... Которая вела себя абсолютно также.

tree-4578319_640

Много тех, кто приходит с претензией. Кто считает, что раз они рожают, то им все должны. Что рожать — это что-то сверхъестественное, и раз женщина рожает, вокруг нее должен вертеться весь мир.

При этом у нас на две палаты была только одна акушерка. Которая бегала, как сумасшедшая, под давлением миллиона дел. У кого-то надо анализ взять, кому-то привести анастезиолога, кому-то раскрытие проверить, кому-то КТГ снять, кому-то простынь принести...

Когда у нас дома несколько детей и бытовые дела, нам кажется, что мы сходим с ума от такой многозадачности и обилия дел. Но когда я увидела, как работала эта акушерка, как врачи давали ей все новые и новые указания, как она разрывалась между множеством дел... Я поняла, что я бы точно не выдержала такую работу дольше одного часа. А она справлялась. Да, иногда она чуть-чуть психовала, но чуть-чуть. И даже позаботилась обо мне — добыла мне стакан с водой и принесла воду, хотя не обязана была это делать.

И да, в таком перегруженном режиме акушерка работала не круглые сутки. Были периоды, когда рожениц оставалось мало, и она могла отдохнуть. Но лично я бы через час перегруженного режима уже лежала вверх ногами, неспособная подойти хоть к кому-то. А акушерка справлялась. Превосходно справлялась. Хотя она была старше меня лет на 30.

На самом деле, это очень интересно — наблюдать за тем, что творится в роддоме. Но... Только первые 10 часов. Потом ощущаешь только бесконечное однообразие. Одну привели, вторую увели. Привели-увели, привели-увели. В конце коридора регулярно раздается один и тот же первый детский крик. Снова детский крик. Еще детский крик. Привели-увели. Детский крик. Привели-увели...

Иногда раздается совсем не детский, но очень громкий крик: «Реанимация!» Потом слышен очень громкий быстрый звук колес, на которых что-то или кого-то везут... И снова все по кругу — привели-увели, стоны рожениц, детский плач, звук колес...

Реанимацию звали не очень часто. Но далеко не один раз... И я думаю, для тех, кто проработал в роддоме хотя бы месяц, требование реанимации тоже является привычным бытовым делом. Этот крик становится таким же привычным и однообразным...

Второе мое открытие: несмотря на все эти условия, в роддоме работает множество потрясающих людей. Для меня эти люди — почти святые. Но там действительно много неравнодушных людей. Которые стараются помочь, стараются поддержать, насколько им хватает ресурса. И я буду рассказывать о таких людях в своей книге. Их очень-очень много. И чем меньше в нас претензий по отношению к окружающим, тем больше любви и заботы мы получаем. Чем более снисходительны мы к другим людям, тем больше у них желания пойти нам навстречу.

Более того, одна и та же женщина может быть в разном состоянии. Возможно, перед вашим приходом у нее была очень интенсивная работа. Возможно, перед вашим приходом с ней скандалила очередная роженица. Возможно, прямо сейчас она в совершенно нересурсном состоянии. Но это не значит, что она такая всегда. И это не значит, что она — ужасная, подлая, равнодушная, падшая. Она — просто женщина, которая справляется со своей работой настолько, насколько может.

И если беременной очень важно, чтоб ей уделялось персональное внимание, логичнее рожать платно с личной акушеркой. Персональное внимание в условиях роддома с бесплатными родами — это почти нереальная задача. И акушерки здесь не виноваты... Просто по ОМС роддом предоставляет именно такие условия.

 

4.09.2019. (Продолжение)

Пока я писала эти главы, у меня произошла непредвиденная неприятность. Я проработала убеждения из ситуаций со смертью малыша по методу Работы Байрон Кейти настолько, что меня перестало это все цеплять. А для того, чтобы ярко передавать те эмоции, мне нужно хорошо погрузиться в них, хорошо ощущать их, они должны быть «свежими», должны храниться у меня внутри!

Но сейчас я пытаюсь вернуть ту боль, ту горечь, чтоб описать их в своей книге... И не могу. Кое-как выудила из себя эмоций на прошлую главу, но на эту уже совсем не осталось. Возможно, в процессе написания я наткнусь на новые моменты, где боль еще не отпущена, но пока придется перевести трагическое повествование в нетрагический рассказ о разных историях в роддоме и взгляд на смерть с другой стороны. А в роддоме у меня было много потрясающих историй и открытий!

Возможно, эта часть книги будет уже никому не нужна. Возможно, многие не поймут. Возможно, в итоге я оставлю лишь первые двенадцать глав. Но пока попробую рассказать про то, чему я была свидетелем.

Итак... На самом деле, в роддоме я горевала не каждую минуту. Были периоды, когда меня «накрывало», а были периоды, когда я отпускала важный пласт и чувствовала себя спокойно. Хотя, конечно, тогда это было только временное затишье.

Самая главная идея, которая приносит страдание в такой ситуации, это идея о том, что ребенок должен жить дольше. Но ведь на самом деле, мы не можем знать, сколько должен жить этот конкретный ребенок. И реальность такова, что дети постоянно умирают. Очень много детей умирает еще до рождения. Очень много детей умирает в первые годы жизни. И когда мы верим в то, что ребенок недополучил чего-то из-за своей очень краткой жизни, мы все равно не можем ничего изменить, можем только страдать, страдать и страдать.

Когда происходит с малышом что-то, что вне зоны нашей власти... Как бы вы это воспринимали, если бы перестали верить в то, что правильно жить столько-то лет? Умирают все. Но все живут разное количество времени. Кто-то — 100 лет. Кто-то — 50. Кто-то — 20. А кто-то — лишь несколько внутриутробных месяцев. Каждый проживает тот срок, который ему был отмерен. И есть дети, которые приходят в этот мир только за тем, чтоб прожить в животе у мамы свои полгода.

Когда я лежала в роддоме, меня мучила мысль о том, что мой малыш слишком много страдает. Но вскоре обнаружила абсолютный факт — он страдал во много раз меньше моих старших детей. Когда малыш умирает так рано, то по сути, он переживает крайне мало страданий за свою жизнь. А если человек живет — те или иные страдания постоянно сопутствуют его жизни. Болезни, уколы, расставания с мамой... Если бы наш третий сын выжил и проводил бы несколько месяцев в реанимации — вот тогда количество страданий в его жизни значительно бы увеличилось!

Мой ум рисовал мне картинки умирающего страдающего малыша, которого немедленно надо защитить. Однако, это были только картинки в воображении. Да, возможно, ребенок действительно страдал в сам момент умирания. Но если сравнить эти страдания с теми, через которые прошел мой сын Леша за 4 года... Однозначно, у живого ребенка сумма страданий будет гораздо больше. Чего только стоил один день Леши в инфекционной больнице!

У меня также была страшная картинка о том, что малыш борется, постоянно борется за жизнь. Однако... Если отбросить этот придуманный образ и посмотреть на реальность... Никаких признаков особой борьбы малыш в животе не проявлял. Он просто там находился. И просто его организм в тот момент справлялся с теми условиями.

Нам часто кажется, что смерть — это ужасно. Но смерть — это то, что случится со всеми нами в любом случае. Чуть раньше или чуть позже... Но мы все пройдем через этот опыт в любом случае. И когда я знаю, что моему ребенку осталось совсем немного — я принимаю тот факт, что длина его жизни должна быть именно такой. А много это или мало? Не нам судить. Все так относительно...

Комментариев к статье: 5
  • Лейсан
    07.02.2020 | 07:38
    Наталья, прочитала все 13 глав. Спасибо что поделились. Я потеряла ребёнка год назад в 17 недель, похоже плод замер ещё раньше. Были схожие чувства: и вина за то что не приняла беременность с радостью, было много страхов и переживаний. Я долго себя винила за то что не вытащила из унитаза больничной палаты тело, но я тогда правда была в таком ужасе от происходящего что не могла трезво соображать. Чистка на живую, безразличие врача. Не понимание близких, когда по прошествии времени они предпочитают забыть и не вспоминать. Начинаешь что-то говорить, а они отводят глаза и ты чувствуешь что окружающие не хотят слышать о твоей боли. Лучшей поддержкой для меня было когда я вернулась из больницы, мама просто крепко обняла и плакала вместе со мной. Я чувствовала что она понимает мою боль, но мне не нужно было за неё переживать, ощущала её силу и поддержку, она горевала вместе со мной. И выбираться из этого сложного состояния мне помогал поиск позитивного в происходящем. Что я могу уделить больше внимание сыну, могу его поднимать, могу высыпаться, не буду переживать что частые болезни сына в первом году сада будут передаваться малышу. Иногда мне было стыдно за такие мысли, но именно они меня вытащили. Ваша книга мне помогла лучше себя понять, разрешить себе определенные чувства, увидеть путь как проработать вину и принять то что произошло без сожаления и желания всё переиграть.

    • Наталья
      13.02.2020 | 18:29
      У меня опубликовано не 13 глав, а гораздо больше. Они в разделе «Личный дневник».

      Мне очень жаль, что вам пришлось пройти через такой опыт...

  • Лейсан
    07.02.2020 | 08:13
    Наталья, сожалею что вам пришлось через всё это пройти. Я рада и восхищена тем, что вы смогли найти в этом божий замысел, урок и развитие. Хоть вы и назвали это неприятностью, но рада что вы перестали за это цепляться, проработали в себе.

    Меня потеря ребёнка и ещё некоторые события которые предшествовали этому надолго погрузили в эмоциональную яму. Я и сейчас не уверена что всё в себе проработала. А как следствия блокирования эмоций столкнулась с проблемами в здоровье.

    А ещё вспомнилось в той же комнате где был врач, который переживал что я ему испачкаю халат при чистке, была медсестра которая держала меня за руку и поддерживала. Она была возраста моей мамы и я чувствовала от неё материнское тепло, она переживала за меня как за свою дочь. Для меня загадка как она смогла проработать столько лет в этой больнице пропуская это всё через себя. А ваша книга помогла с другой стороны посмотреть на врача, и свою обиду на него за то что он так безучастно сообщил в ту ночь о том что мой ребёнок уже не жив, и переживал за свой халат...

  • Лена
    11.03.2020 | 00:04
    Наташа, давненько я не заглядывала. Почему-то вспомнила вас, зашла посмотреть как дела, а тут такое.

    Что бы я ни сказала, это не передаст и сотой доли от эмоций, которые испытала, читая вашу историю с третьим малышом. Вы очень проникновенно умеете описывать происходящее. Я словно прожила вместе с вами все главы этой жестокой истории. Просто примите искренние слова восхищения Вами, вашим смирением, верой в Господа, осознанностью, и мысленную поддержку. Спасибо за то что поделились и ваш писательский талант.

Оставить коментарий
:p :-p 8) 8-) :lol: =( :( :-( :8 ;) ;-) :(( :o: :smile1: :smile2: :smile3: :smile4:
Блог Натальи Поздняковой с 2013 года.
При копировании материалов не забывайте указывать первоисточник.