Блог Натальи Поздняковой

А если я буду баловаться, ты всё равно будешь меня любить?

Идём с Лёшей по улице, я говорю ему, как я его люблю, а он с предвкушением спрашивает:
— А если я буду баловаться, ты всё равно будешь меня любить?

1505
— Да, конечно, если ты будешь баловаться, я всё равно буду тебя любить.
— А если я буду весь день и всю ночь плакать, ты будешь меня любить?
— Да, конечно, я буду тебя весь день и всю ночь жалеть и любить.
— Ты меня любишь, потому что я — хороший?
— Да, ты хороший, но я тебя люблю, потому что ты мой Лёша, а я — твоя мама. И буду любить, даже если ты не будешь хорошим.
— А если я буду бить... Если я буду все время бить Лизу! То что тогда?
— Я все равно буду тебя любить, даже если ты будешь бить всех!

Лёша обрадовался и когда пришёл домой... Нет, не начал бить Лизу. А решил подарить Лизе кусок солёного теста, который ему дали на занятиях.

Нам вбили в голову, что если мы не будем показывать явного неодобрения плохим поступкам детей, они обязательно будут так поступать. Если мы покажем, что не перестанем любить за драки с сестрой, то ребёнок немедленно начнёт драться с сестрой. У многих родителей есть идея, что ребёнок по умолчанию хочет сделать всем плохо. И единственное, что может удержать его от этого — страх наказания или неодобрения родителей.

Но просто представьте... Представьте, что вам сообщили — можно бить и убивать других, и вам за это ничего не будет. Представьте, что главный прокурор (или кто там главный?) торжественно объявил вам, что можно убивать, и лично вас за это не накажут. Если у вас внутри всё более-менее гармонично... Действительно ли вы начнёте ходить по улицам и нападать на всех вокруг? Нет. Вы не будете причинять другим вреда, даже если за это не накажут. Потому что для того, чтобы причинить другим вред, нужно, чтоб внутри было много боли. А для того, чтобы убивать других — это боль должна быть настолько сильной, что человек её уже не чувствует. Срабатывают защиты от эмоций. И человек просто ничего не чувствует.

И для того, чтобы наши дети не стали преступниками, нам нужно использовать совсем другую стратегию. Наказывая, отвергая, унижая, мы лишь создаём внутри ребёнка ту боль, которая впоследствии может вылиться во что-то неприемлемое. Мы лишь умножаем боль. И да, иногда дети всё-таки слушаются... Но только до тех пор, пока боли не стало слишком много, пока ребёнку не стало «всё равно». Наказывать за провинности — это значит, играть с огнём.

Для того, чтобы ребёнок не стал преступником, нам нужно уменьшать количество боли. И способствовать развитию эмпатии... А это невозможно сделать через насилие.

Если у человека хорошо развита эмпатия, он не причинит боль другому. Даже если за это не станут наказывать. Даже если за это заплатят! Человек с эмпатией не сможет причинить боль другому даже за деньги.

«Но должна же я как-то показать, что бить сестру — нельзя?! Что это неправильно?»

Что значит — неправильно? Да, бить сестру не надо, потому что ей больно. И можно это показывать. Но лучше всего это показывать через игру. Или через разговоры по душам (для детей постарше), когда это не раздраженные нотации, а доверительный разговор.

Да, я отлично понимаю, что есть ещё другой фактор — эмоции мамы. И часто мы понимаем, что не надо ругать, а всё равно — делаем. Опять же... Это снова говорит о внутренней боли. О том, что внутри есть боль, которая выходит в агрессию.

Да, бывает, что мама злится на малыша, потому что не знает чего-то. И можно, и нужно ей спокойно говорить о том, как всё это работает (этим я и занимаюсь в данной статье). Но также, как и ребёнка, маму не нужно ругать. Достаточно просто спокойно объяснять, отвечать на сомнения и вопросы, показывать альтернативы. А если объяснений недостаточно — значит, причина агрессии в её собственной боли. И также, как ребёнок не может взять и выключить своё состояние, начав вести себя правильно... Также и мама не может взять и перестать кричать, даже если ей сто раз повторили, как это неприемлемо.

И мне бы хотелось сказать этой маме то же самое, что я говорю Лёше.

Я чувствую тепло и мне хочется от души обнять эту женщину, которая так хочет быть хорошей, но не может справиться со своей болью.

Даже если ты будешь баловаться, я всё равно буду любить тебя.

Даже если ты будешь плакать весь день и всю ночь, я все равно буду любить тебя.

Да, ты всё равно хорошая. Но я буду любить тебя, даже если ты не будешь хорошей. Просто потому что ты — мама и женщина. И я — мама и женщина. И я понимаю тебя.

И я буду любить тебя, даже если ты будешь срываться. Тебе не нужно быть другой для того, чтобы тебя любили.

Оставить коментарий
:p :-p 8) 8-) :lol: =( :( :-( :8 ;) ;-) :(( :o: :smile1: :smile2: :smile3: :smile4:
Блог Натальи Поздняковой с 2013 года.
При копировании материалов не забывайте указывать первоисточник.