Блог Натальи Поздняковой

«Красные кнопки» в материнстве

Когда-то давно мне казалось, что главное в воспитании — знать, как правильно. Мне казалось, что вот сейчас я пройду какие-то продвинутые курсы, послушаю какого-то умного психолога, узнаю, как надо действовать с детьми... И всё встанет на свои места!

29042020

Мне казалось, что я кричу и срываюсь просто потому, что меня не научили по-другому. Нужно пойти туда, где научат. Где покажут мастер-класс! Тогда я легко повторю это в своей жизни.

Но к сожалению, это не работало. Я прекрасно знала, как правильно. Я уже давно знала, как правильно! Вообще эта «правильность» очень банальна. Просто всегда проявляй к детям любовь. Не кричи и не наказывай. Будь вся такая в любви. И всё. Просто же, правда?

В теории привязанности Ньюфелда поподробнее рассказывается о правильных реакциях, о правильных проявлениях любви, но суть та же. Укрепляй привязанность! Реагируй теплом! И не используй «разделяющую дисциплину» (крики, наказания, кнуты и пряники)...

Ситуация начала меняться только тогда, когда я узнала, что недостаточно знать, как правильно. Более того, на самом деле, можно не знать, как правильно, а делать всё правильно интуитивно.

У каждой из нас внутри есть свои «красные кнопки». Например, кнопка под названием «Я теряю контроль!», и каждый раз, когда дети выходят из-под контроля, включается страх, гнев, неприятие, и ты силой возвращаешь контроль. Сто раз слышала о том, что нельзя срываться и кричать, когда дети не слушаются... Но вот они снова не слушаются, я теряю контроль, у меня внутри включается «сигнализация», и меня опять несёт... И тут не помочь правильными знаниями. Надо прорабатывать страх потери контроля и боль, которая лежит за ним.

Ещё одна типичная красная кнопка — «Мне такого не позволялось!» Это когда внутри мамы сидит маленькая девочка, переполненная болью. И эта девочка не выносит того поведения, которое ей не позволялось. Этой девочке тоже хотелось бы ныть и капризничать в магазине. Тоже хотелось бы упрямо настаивать на своих желаниях. Тоже хотелось бы баловаться, не слушаться, чувствовать, что тебя принимают любой... Но она себе такое не позволяла. Она боялась гнева родителей или чего-то ещё. Она задавила в себе беззаботную милую проказницу. И теперь её жутко бесят такие проявления в других детях. Потому что когда она видит это в других детях, изнутри поднимается старая боль.

Эта девочка уже не ощущает той боли. Её перекрывает гнев. Для неё гнев — это некое спасение от той боли. И опять же, эту девочку бесполезно учить, как правильно быть правильной мамой. Надо исцелить свою боль.

Есть другая похожая кнопка — «Проступок должен быть наказан». Маленькая девочка внутри мамы впитала эту истину от своих родителей. Она свято верила в справедливость этой истины. Это позволяло ей спокойно воспринимать то, что её наказывают (в любой форме). Это создавало у неё чувство, что всё справедливо. Это позволяло ей переносить наказания без сильной боли. Сама виновата! Всё справедливо! И вот девочка выросла, и теперь она сама продолжает наказывать себя за проступки... И других. И ей очень сложно перестать кричать на своего ребёнка. Ведь проступок должен быть наказан! А если это не правда... То что ж тогда... Что ж тогда, получается, что её саму наказывали зря?..

Нередко встречаются совсем древние «красные кнопки». Которые будто пришли к нам из мира животных. Например, кнопка, обеспечивающая выживание. Если мама устала, если нет ресурса, а ребёнок требует внимания... Иногда загорается кнопка «угроза выживания». Когда нужно немедленно устранить опасность. И опять же, здесь совсем не помогает знание о правильном поведении. У женщины неожиданно включается животная ярость, хочется наброситься на источник опасности и уничтожить. Какие уж там теории и учения! Женщина в этот момент — в состоянии зверя, которого загнали в угол. И вместо того, чтобы нагнетать чувство вины за своё неправильное поведение, лучше было бы начать работу с той самой «красной кнопкой»...

Пару лет назад я разобралась с проблемой срывов на детей. Но до недавнего времени у меня оставался «Кнут и пряник» по отношению к Лизе. Я писала об этом, и иногда ещё добавляла, что не всегда возможно на 100% отойти от таких подходов. Не всегда возможна 100%-ная гуманная педагогика. Воспитание, полностью основанное на теории привязанности, это классно, но чаще всего это — утопия. Мы можем уменьшать количество «разделяющей дисциплины», но уйти от неё полностью... Точно не с Лизой! Это невозможно, если речь идёт о Лизе!

Так вот, пару недель назад я разобрала в себе очередной блок — и с тех пор ни разу не было ни намёка на «Кнут и пряник». Притом внешне ситуации не изменились, но я стала с лёгкостью выходить из них иначе.

Получила ли я какие-то новые знания в этот момент? Нет. Основы теории привязанности я знала ещё год назад, но не могла полноценно применить это к Лизе. Я лишь убрала один малозаметный блок, который был основан на защите от эмоций. И внезапно ушло напряжение, которое возникало при вызывающем поведении Лизы. А самое удивительное — мне автоматически стали приходить идеи о том, как решить эту проблему мирным путем.

Раньше «Кнут и пряник» мелькал в моем общении с Лизой каждый день. Не каждый час, но хотя бы раз или два в день. А сейчас — его больше нет вообще. Я автоматически стала больше давать тепла Лизе. И автоматически находить оптимальные пути решения. И вариант «поставить ультиматум» просто исчез из моего списка вариантов. В сложных ситуациях такого соблазна даже не возникает. Его просто нет! Как не приходит в голову вариант «убить ребёнка», если он не слушается... Также мне перестал приходить в голову вариант «применить ультиматум». Это удивительно...

Наглядных примеров за эти дни накопилось у меня сотни. Расскажу про два самых ярких, в которых раньше я однозначно использовала ультиматум. В которых раньше мне казалось, что иначе просто невозможно.

Первый случай — нужно идти домой после тренировки. Дети не хотят. Играют в настольный хоккей в холле детского центра, не желают одеваться и уходить. Проходит 10 минут... Они также не желают уходить. И я понимаю, что через 40 минут ситуация не изменится, даже наоборот, добавятся истерики из-за усталости. Я пробую заинтересовать чем-то. Отвлечь чем-то. Пробую уговорить. Пробую несколько разных вариантов... Не помогает. А Лиза ещё вызывающе отвечает мне, что никуда они не пойдут. Вот этот её вызывающий ответ всегда был для меня красной кнопкой, немедленно включающий ультиматум и диктатуру. Но на этот раз... Я просто спокойно решила ещё подумать. Несколько минут посидела и подумала — какие ещё есть варианты? Да, первые пять вариантов не сработали. Какие есть ещё? И через пару минут я придумала новый подход.

Я стала одевать детей прям во время их игры в этот хоккей. Начала с Лёши. Подала это, как весёлое развлечение — одеваться, прыгая и бегая за шайбой. Не отрываясь от игры. Лёша готов. Затем поинтересовалась у Лизы, а могла бы она одеться прям во время игры? Как Лёша? Лёша смог! А она? И Лиза согласилась... Через минуту все были готовы — в куртках и шапках. После этого было несложно увести их на улицу под предлогом игры со снежколепами. В куртках и шапках жарко, никто не хотел продолжать игру в помещении.

Второй случай — мы дома, нужно собираться на улицу. И Лиза с вызовом заявляет, что не будет одеваться, вызывающе улыбается мне и убегает, залезает на верхний ярус кровати. Месяц назад точно такая же ситуация включила у меня раздражение. И соответственно, ультиматум. Месяц назад я пыталась договориться «по-хорошему», но потерпела поражение. Лиза видит все твои «приемчики» насквозь. Если она решила, что не будет одеваться, то можно расшибиться в лепёшку, пытаясь её уговорить, заинтересовать, завлечь... Помню, месяц назад я сказала себе, что с таким ребёнком, как Лиза, невозможно обойтись совсем без ультиматумов...

А на днях, когда Лиза выдала свою вызывающую улыбку и залезла на верхний ярус, наблюдая за твоей реакцией... Я была расслаблена. Я вдруг искренне и тепло спросила: «Хочешь, я тебе помогу одеться?» Я не знаю, что сработало. Может, тон моего голоса? Но Лиза внезапно ответила «Да!», сама добровольно слезла с кровати и подошла ко мне. Я надела на неё майку... Дала ей колготки... И через пять минут мы спокойно вышли на улицу.

И что я могу сказать? За неделю такого подхода дети изменились. Конфликтов между ними стало в несколько раз меньше. Я не учила их ничему, не запрещала конфликты, не пугала их! Я перестала использовать ультиматумы с Лизой (с Лёшей их и раньше почти никогда не было). Я стала отвечать теплом на любое её поведение. И даже когда она стукнула Лёшу (был такой случай), я пожалела Лёшу, а потом очень долго жалела Лизу. И дети стали легче выяснять между собой отношения. Уменьшение конфликтов прям очень заметно!

Второе изменение — Лиза стала послушнее. В несколько раз. Гораздо чаще стали появляться ситуации, когда мне не нужно ничего придумывать. Она просто слушается. Просто так. И вызывающего сопротивления, с которым я раньше боролась силой, стало тоже значительно меньше.

Общаться с детьми на основе теории привязанности — действительно эффективнее. Эффект от тёплой реакции на плохое поведение значительно выше, чем резкой реакции на плохое поведение. Но к сожалению, невозможно просто взять и начать жить, как правильно. Даже если очень много знаешь... Просто знать — недостаточно. Надо работать со своими красными кнопками. Я снова убедилась в этом. Убираешь блоки внутри себя — и даже идеи выруливания в сложных ситуациях приходят сами. Всё приходит само. Всё решается легко и спокойно, ты нигде не опустошаешься.

Всё просто, когда внутри нет боли.

Оставить коментарий
:p :-p 8) 8-) :lol: =( :( :-( :8 ;) ;-) :(( :o: :smile1: :smile2: :smile3: :smile4:
Блог Натальи Поздняковой с 2013 года.
При копировании материалов не забывайте указывать первоисточник.