Блог Натальи Поздняковой

Крики, угрозы, манипуляции — работает не со всеми детьми

Много вопросов про уход от «кнута и пряника». А я заметила вот что... Мы используем крики, угрозы, манипуляции с детьми только в тех случаях, когда у нас есть этот вариант. Когда мы знаем, что так можно, и что это работает. И если это работает, наш мозг не хочет думать в другом направлении. Очень сложно думать в другом направлении, искать другие варианты. Очень большой соблазн пойти по простому и быстрому пути.

1005

Но такой подход работает не со всеми детьми. Я привыкла к ультиматумам с Лизой, но когда у меня появился Лёша... Я обнаружила, что с ним это не даёт никаких результатов. Часто даже наоборот. Лучший способ ухудшить ситуацию — попробовать применить крик, угрозу или подкуп.

И что вы думаете?! С Лёшей у меня никогда не было такой проблемы. Я никогда не использовала манипуляции с ним. Я кричала на него очень мало раз в жизни, и это было совсем непроизвольно. А потом я долго заглаживала последствия... 😆

Я ничего не прорабатывала в отношениях с Лёшей. Даже почти ничего не изучала в тот момент. Просто я помню, как в самом начале я пробовала действовать с ним привычными методами... И получала совсем не то, что рассчитывала. И мой ум очень быстро перестроился. У меня ушли те автоматические реакции, которые были с Лизой. Точнее, они остались в общении с Лизой, но быстро исчезли с Лёшей.

С сыном я просто понимала, что варианта «накричать» или «пригрозить» нет. Просто нет. И приходилось выкручиваться по-другому. Не потому что я хотела быть хорошей мамой, не потому что я какая-то продвинутая, а просто потому что надо было как-то решать ситуации, а угрозы не работали.

И когда ум чётко понимает, что привычных вариантов нет, он начинает активнее искать альтернативу. И так постепенно я научилась обходиться альтернативными путями. Но опять... Весь фокус в том, что я видела эту альтернативу только с Лёшей, а с Лизой это казалось невозможным. Хотя объективно говоря, с Лизой проще. Потому что Лёша почти не понимал речь. С ним не работали половина вариантов! Его нельзя было не только запугать, его нельзя было даже заинтересовать через игру. Либо это должна была быть очень-очень примитивная игра.

До 3,5 лет Лёша плохо понимал речь. И в словах «если сделаешь это, я дам тебе конфетку» в 3 года он слышал только слово «конфетка». И начинал орать, требуя заявленное. Я не давала. Требовала выполнить условие. Он так и не получал желаемое, но упорно не понимал, что от него требуется.

Также и с угрозами. Он либо их вообще не понимал и не воспринимал, либо слышал только вторую часть, например «не пойдём гулять». От этого у него начиналась истерика, он так и не понимал смысл моего посыла, а мне нужно было теперь как-то выводить его из истерики.

До 3,5 лет Лёша категорически не понимал последствия. Никакие. И я даже помню, как в этом возрасте мы дали сыну немного горячий компот, говорили подождать, а сын не понимал. Более того, он прикасался к компоту, обжигался, орал, и через секунду снова обжигался, орал, снова прикасался, пока этот стакан не забрали. То есть, он даже на практике не смог уловить, что если прикоснуться к компоту сейчас — будет горячо и больно.

Я помню, как в 2 года дефектолог учила нас заниматься с Лёшей, используя схему: сказал слово — получил карточку. То есть, для того, чтобы получить желаемую карточку, Лёша должен был сказать слово. Это было очень сложно. Он легко мог сказать слово, он уже начал хорошо повторять звуки. Но он не понимал этого и просто орал. Он видел карточку — и больше ничего не воспринимал.

Возможно, со стороны кажется, что это всё ужасно, что справляться с таким ребёнком невозможно. Вдобавок, до 3,5 лет Лёша не слушался вообще никогда. Но когда нет других вариантов, то просто нет других вариантов, и ты начинаешь придумывать, придумывать, придумывать... Мозг начинает активнее думать в нужную сторону, ты привыкаешь придумывать альтернативные варианты, и это становится всё легче и легче. Поэтому непослушание Лёши не воспринималось мной, как ужасная нерешимая проблема. Да и были проблемы посерьёзнее. А вот непослушание Лизы вызывало у меня привычную реакцию раздражения и давления.

Сейчас произошла любопытная перемена — в моём уме исчез вариант «надавить» в общении с Лизой. По факту, всё! Просто ушёл этот вариант. Плюс ушёл стресс, что облегчает процесс поиска альтернативы. И всё, когда нет в голове варианта «надавить, пригрозить, подкупить», мозг начинает работу в другую сторону. И буквально через пару недель он начинает работать очень хорошо.

Очень важно, чтобы не было этого соблазна надавить. Если он есть — очень сложно не использовать его. Это кажется более простым и надёжным путем. Да и альтернатива поначалу даётся сложнее, нужно привыкнуть к ней, перестроиться...

Чтобы уйти от «кнута и пряника» с Лёшей — мне было достаточно несколько провальных попыток. А с Лизой... Больше двух лет внутренней работы.

Оставить коментарий
:p :-p 8) 8-) :lol: =( :( :-( :8 ;) ;-) :(( :o: :smile1: :smile2: :smile3: :smile4:
Блог Натальи Поздняковой с 2013 года.
При копировании материалов не забывайте указывать первоисточник.