Блог Натальи Поздняковой

Лёша — высокочувствительный ребёнок

Лёша — высокочувствительный ребёнок. Ещё 5 лет назад я не знала, что это значит. Но теперь знаю, очень хорошо! Высокочувствительный ребёнок — это особые требования для родителей. Особый стандарт идеальности для родителей. Это целый ворох задач повышенной сложности.

18042020

В чём разница?

Если ребёнок не очень чувствительный, вам прощаются многие ошибки. Можно спокойно позволить себе быть не очень идеальной. И даже срывы на таких детей — это не криминально. Да, это не хорошо для отношений, но это не ведёт к травмам, это легко компенсируется, это не трагедия мирового масштаба.

У меня тоже есть пример такого ребёнка — Лиза. Помню, когда-то я сказала что-то вроде: «Если ты пойдёшь в комнату и разбудишь Лёшу, я буду ругаться». Неправильная фраза, это «Кнут и пряник», не повторяйте за мной. Но Лиза совершенно искренне заявила: «Ну и что? Это же не страшно! Ты поругаешься, а потом быстро перестанешь, и снова станешь добрая». Именно поэтому у нас когда-то крепко прижился принцип «кнута и пряника» с подкупами и ультиматумами. Потому что просто повысить голос — Лиза не боится. Это не работает. С ней либо нужно выстраивать хорошие отношения, либо пытаться манипулировать ультиматумами. И разумеется, её спокойствие и независимость раздражали меня больше всего.

Я часто вижу таких детей на детских площадках. Которые спокойно воспринимают яростные крики родителей. И понимаю: этим детям не так легко нанести серьёзный ущерб своими ошибками. Не потому что дети «закалённые», а потому что не очень чувствительные. Хотя, конечно, есть ещё вариант, когда у ребёнка образуются крепкие защиты, но сейчас не будем про эти тонкости.

Высокочувствительный ребёнок — это когда у тебя забирают твои права на ошибку.

Я помню, когда я просто проявляла недовольство в сторону Лёши... Не крики, а просто явное недовольство... У Лёши был такой вид, как будто я прямо сейчас собираюсь отвести его в детский дом.

Мне всё время казалось, будто в голове у Лёши как-то неправильно настроена громкость. Любые эмоции он увеличивает в 10 раз. Любое раздражение в свой адрес он слышит в 10 раз громче, чем оно есть. И прежде чем я научилась реагировать сумасшедшим способом, всегда проявляя доброжелательность... Я при любом мелком раздражении читала на лице у сына жуткий страх и очень явное выражение: «Всё! Это конец! Я больше не нужен, от меня моя мама навсегда отказывается».

Лёша непроизвольно меня воспитывал. Потому что после малейшего неприятия в его адрес, мне требовалось потом множество усилий, чтоб привести его в адекватное состояние. Малейшая моя ошибка — и сын целый день был в истеричном и очень тревожном состоянии.

В итоге я научилась на любые ситуации с Лёшей реагировать так, как раньше мне и в голову не приходило. Лёша уронил тарелку с едой? Я тут же улыбаюсь и мягко повторяю, что это не страшно, что я всё уберу, всё хорошо, ничего страшного! А сын в этот момент очень внимательно смотрит на меня и строго считывает мои эмоции. И если он всё же уловил неприятие во мне, несмотря на слова... У него мгновенно включался режим зашкаливающей тревоги. Я должна была быть совершенно спокойной, совершенно искренней. И я научилась!

Примерно полгода-год назад была необычная для меня ситуация. Дети любят прыгать с кровати на матрас на полу, любят беситься. И вот, перед сном я запретила прыгать. Хотела, чтоб они успокоились. И увидела, что Лёша ждёт, что я уйду из комнаты, и собирается незаметно прыгнуть. Лиза использует эту тактику регулярно, а Лёша до этого не делал ничего за моей спиной никогда.

Я видела, что у него есть такой посыл. И совершила жуткую ошибку. Я потребовала у сына, чтоб он пообещал, что не будет прыгать. Вышла. Он всё равно прыгнул. Я вернулась и показала своё разочарование в том, что сын не выполнил обещание. Не кричала, не раздражалась. А выразила сожаление.

На Лизу это бы не повлияло никак.

Но Лёша... У него была жуткая истерика. И я поняла, что совершила глупость. Я же видела, что он хочет прыгнуть. Не следовало надеяться на то, что он справится со своим желанием. Он не мог справиться.

После этого мы долго не укладывались спать, я долго успокаивала Лёшу. Повторяя ему, что я его люблю, что я буду с ним в любом случае. И что бы он ни делал, я всё равно всегда буду его любить, и с ним всё в порядке, и т.д.

Больше Лёша никогда не делал ничего подобного (в отличии от Лизы). Но цена за этот урок была неоправданно высокой.

Если у вас высокочувствительный ребёнок, то даже если вы почти идеальная, могут начаться проблемы. Какие именно — не предскажешь. У кого-то — зашкаливает тревога. У кого-то — агрессия. Очень многие высокочувствительные дети закрываются, и тогда вообще сложно понять, что с ними происходит. Многие становятся неуправляемыми. Многим крайне тяжело в социуме. Многим категорически не подходит детский сад и школа. И даже если вы будете предельно идеальной, есть вероятность, что ваш ребёнок будет считать своё детство ужасным, полным бесконечного стресса и отвержения.

Лёша очень послушный малыш, когда ему создаёшь идеальные условия. Но лишь немного повышается тревога — и он неуправляем. Лёша — это тот ребёнок, который предъявляет тебе особые стандарты, сверхстандарты.

Высокочувствительный ребёнок — он словно хрустальный. Вот есть такие дети... Хрустальные. Да, с ними непросто и нужны особые условия. Но хрусталь всегда отличался особой красотой...

Оставить коментарий
:p :-p 8) 8-) :lol: =( :( :-( :8 ;) ;-) :(( :o: :smile1: :smile2: :smile3: :smile4:
Блог Натальи Поздняковой с 2013 года.
При копировании материалов не забывайте указывать первоисточник.