Блог Натальи Поздняковой

Тревожность — корень проблем

Ребёнок плохо учится, невнимателен, плохо схватывает информацию. Что делает среднестатистический родитель? Ругается, требует, проявляет жёсткость, чтоб ребёнок сделал усилие и начал учиться лучше. Помогает ли это?

В Институте Ньюфелда меня ждало потрясающее открытие. Сейчас это кажется чем-то очевидным... Но когда-то для меня это было открытием. Большинство проблем со вниманием у ребёнка — это следствие повышенной тревожности. Способность усваивать новое, способность концентрироваться очень зависит от уровня тревожности.

200620

Проверьте на себе... Когда вы в напряжении, когда вы встревожены, легко ли вам обучаться новому и концентрировать внимание? Конечно, многое ещё зависит от нашей чувствительности. Если человек — высокочувствительный, то малейшее напряжение выбивает его из колеи, ему уже сложно собраться, мысли разлетаются, информация не запоминается. Если ребёнок высокочувствительный — очень легко переборщить с тревогой.

Но думаю, почти каждая мама поймёт мой пример. Если болеют дети... Если вы встревожены, когда болеют дети... Легко ли вам в этот момент было бы решать какую-то интеллектуальную задачу? Воспринимать новую информацию?

Скорее всего, это почти невозможно. Тревога не даёт фокусироваться. Не даёт учиться. Возможно, вам даже знакомы ситуации, когда на важных экзаменах неожиданно забываешь всё, что до этого учил.

И если у ребёнка повышен уровень тревожности — у него будут проблемы со вниманием. Далеко не всегда тревога внешне заметна и понятна для нас. Нередко тревога делает детей неусидчивыми и гиперактивными. Также, как и у взрослых — иногда под воздействием тревоги мы начинаем суетиться, что-то делать, бегать от одного дела к другому, и фанатично что-то мыть.

В Институте Ньюфелда много раз подчёркивали, что такие диагнозы, как СДВГ или СДВ очень часто снимаются, когда мы начинаем интенсивно работать над снижением тревожности у ребёнка.

И я наглядно вижу этот принцип на Лёше. Он — высокочувствительный. И ему достаточно какой-нибудь мелочи, чтобы тревога начала зашкаливать. Притом, со стороны это не видно. Никто, кроме меня, этого не чувствует. Но я уже легко ощущаю, когда Лёша становится тревожным. Например, на занятиях в группе. Он ведёт себя спокойно, но категорически не может концентрироваться. Я нередко сталкивалась с тем, что Лёша не может разговаривать с другим человеком именно из-за сложностей внимания. Он не может сфокусироваться на мысли. Он воспринимает лишь обрывки речи другого человека. Он начинает говорить сам — и забывает, о чем начал говорить. Он перестаёт слышать вопросы, вообще как будто перестаёт слышать другого и самого себя. Однако, я отлично знаю, что в спокойной обстановке сын уже прекрасно разговаривает.

Лёша, который не может держать внимание дольше двух секунд в группе, шикарно держит его дома, даже если вокруг миллион отвлекающих факторов. Если сын спокоен, если он расслаблен — он очень адекватный, и заниматься с ним гораздо эффективнее.

Но что обычно делают родители? Если у ребёнка что-то не выходит, родители добавляют ему тревоги.

Когда рядом кто-то на тебя ругается, когда тебе угрожают, когда требуют быть внимательней... Что происходит? Повышается тревожность. И если ребёнок не очень чувствительный — возможно, это сказывается не так сильно. Но многим детям это усложняет задачу. Для многих детей даже оценки в школе — это усугубляющий, тревожащий фактор. А тут ещё мама со своими претензиями.

Давление не сделает ребёнка умнее или внимательнее. Да, оно может заставить его как-то действовать. Но если нам необходима внимательность и интеллект, нам не стоит играть тревожностью.

Да, есть дети, у которых получается выполнять задания хуже, чем нам хотелось бы. Кто-то всё усваивает легко. Кто-то — с трудом. Но если ребёнку тяжело даётся обучение, мы должны постараться снизить его тревожность, а не добавлять напряжения.

Да, я прекрасно понимаю, как может выбивать из колеи, когда ребёнок не понимает очевидного.

Я помню, когда Лизе исполнилось 3 года, я где-то узнала, что в 3 года ребёнок должен считать до 5. И я научила этому Лизу за один день. Мы просто поиграли в магазин, пересчитывали предметы... Всё. От меня не потребовалось почти никаких усилий. Она сама всё поняла за один день. А когда Лизе исполнилось 5 лет, я купила обычный современный букварь, и за месяц научила дочь читать по букварю. От меня не требовалось никакой смекалки... Лишь наличие обыкновенного букваря.

И вот... Пришло то время, когда Лёше стало почти 5 лет. Мне ни за что в голову не придёт учить его читать. В шкафу лежит куча пособий и карточки РКШ, оставшиеся от Лизы... Но нам не до чтения. Сначала надо научиться считать до 5.

Год назад я с большим трудом учила сына считать до 3. Разумеется, это было в игре, с разными машинками, кубиками, кусочками еды, и так далее. Год назад появились первые сдвиги... Через полгода Лёша вроде бы освоил счёт до 3. Я подумала, что мне просто не хватает профессионализма, вот сейчас я найду дефектолога, и дело пойдёт в гору. И вот уже полгода, до карантина, Лёша регулярно ходил заниматься с дефектологом. За эти полгода сын научился повторять «одиндватричетырепять», но не может пересчитать пять предметов.

Я даже уже подумала, что вместо дефектолога нам надо найти в следующем году что-то другое. Какого-нибудь нейропсихолога. Или ещё какого-то чудо-мастера. Потому что сейчас я вижу, как Лёша пытается считать, уже выучил последовательность чисел, вроде даже понял сам принцип счета, но у него рот считает отдельно, а руки — отдельно. Он не может синхронизировать движение рукой и произношение слов. Реально — не может. И если я начну требовать быть внимательнее или добавлю напряжения, шанс, что он сможет сосчитать пять предметов приблизится к нулю.

И конечно, когда мы занимаемся с такими детьми, главная наша задача — самой научиться быть спокойной. Я смогла спокойно заниматься лишь тогда, когда убрала свои страхи. Год или два назад я смотрела на Лёшу и в голове было только: «Он не может сделать такие элементарные вещи! Похоже, это не ЗПР, это умственная отсталость! В 5-6 лет это будет диагноз умственная отсталость! А как мы будем со школьной программой? А как я буду учить его читать? А как, как, как...?»

А сейчас я просто смотрю на сына и понимаю: да, цвета мы так и не выучили, но и Бог с ними (Лёша знает 4 основных цвета). Да, счёт пока не получается, но будем стараться и повторять, что ж ещё делать. Да, со школой ничего не ясно, но будем решать проблемы по мере их поступления. Это не самое страшное в жизни.

Главное, чтобы было меньше тревожности. Это — основа для нашего развития.

Меньше тревожности у ребёнка и меньше тревожности у мамы.

P.S. Кстати, несмотря на это, Лёша шикарно ездит на двухколесном велосипеде. Не знаю, как!! Он ещё до 4 лет научился ездить на двухколесном велосипеде. И сейчас ездит очень уверенно

Оставить коментарий
:p :-p 8) 8-) :lol: =( :( :-( :8 ;) ;-) :(( :o: :smile1: :smile2: :smile3: :smile4:
Блог Натальи Поздняковой с 2013 года.
При копировании материалов не забывайте указывать первоисточник.